CRIMEAN TATARS

Ворованное пользы не приносит

Мне в детстве было очень жаль, что в семье не сохранилось никаких старинных предметов быта. Самое ценное было отобрано при раскулачивании, остальное – постепенно выменяно на продукты в годы голода и немецкой оккупации или же забыто дома той страшной ночью 18 мая 1944-го…

Я мечтала: вот вырасту, начну зарабатывать деньги и покупать в антикварных магазинах какие-то крымскотатарские вещи вместо тех, что когда-то были у моих предков. К тому времени, когда это стало более-менее осуществимо, начали возрождаться традиционные крымскотатарские ремесла. И у меня появилась возможность покупать изделия новые, у современных мастеров, но в традиционном национально стиле. А антиквариат… В один момент до меня дошло, что со своим, сохранившимся в семье до нынешнего времени, ни один человек не расстанется, а продаваемое другими людьми, у законных хозяев точно так же, как у моих предков было попросту УКРАДЕНО… И если выкупать такие вещи, то только как экспонаты для музеев и образцы для мастеров. Но держать их у себя я бы уже не смогла.

А посуда медная, которой в любой крымскотатарской семье было валом, и она не считалась роскошью – куда делась, знаете? После депортации собрали из опустевших домов и Японии продали как металлолом… Мародерство государственного масштаба. Хотя, о чем я…

Так что уж лучше полка из ДСП, но купленная на свои кровно заработанные. Ну, мебель ручной работы дома тоже есть, правда из Узбекистана привезенная: рахметли Рефат-къартбаба краснодеревщиком был, сам делал, а родители потом отреставрировали.

А пользование ворованным пользы не приносит. Даже если не ты украл, а оно потом тебе каким-то образом досталось. Я это вижу по людям, которые до сих пор живут в уцелевших домах моих предков.

Эльзара Абдураманова

Источник

Фото: с сайта Бахчисарайского Ханского дворца