CRIMEAN TATARS

Ускут. Воспоминания Веджие Кашка

Веджие-абла Кашка, наверное, знает каждый крымский татарин. Эта героическая женщина принимала участие в национальном движении, рано вернувшись из мест высылки сначала на Кубань в 1966 г., где прожила 2 года, а с 1969 г. — переехав в Крым. В её доме в 1988 г. проходила известная Учкозская встреча активистов национального движения крымских татар. Моя семья вернулась в Крым в 1988 г., и можно сказать, что с тех пор я знаю Веджие-абла.

Веджие Кашка родилась в 1934 г. в селе Ускут в квартале Куку-маале, располагавшемся в самой верхней части села. У её семьи в селе было прозвище Карахаш.

Во время войны 1941-1944 г. авиация бомбила Ускут. Чтобы спасти село от бомб, старейшины сделали такой обряд. Взяли чёрную шкуру коровы (быка) без пятен и с ней обошли жилые кварталы села по периметру, чтобы бомбы больше не падали на село.

«Бугъа олсун, сыгъыр олсун, бени олмагъан бугъайи сойдулар ве койде дуанен берабер, ашатылар», – рассказала Веджие-абла. Когда долгое время была засуха – делали такой же обряд, чтобы пошёл дождь.

Название реки в Ускуте — Атхар-озени, она собирала воду из окружающих ущелий. Были сильные потоки воды после дождя, уносившие повозки в море.

Святых мест в Ускуте Веджие-абла не помнит. По её словам, на Хыдырлез-байрам собирались на открытой площадке, где был ток и обычно мололи пшеницу. В этот день проводили соревнования по борьбе куреш.

Зимой на новый год дети собирались, надевали шубы шерстью наружу и ходили от дома к дому колядовать:

«Эльбаш, эльбаш, эльбашнъыз хуртлу олсун,
Туварнъыз сютлю олсун, вер манъа эльбаш,
Арайда, бурайда чипчичиклер сарайда,
Гелир, гечер он айда, вер манъа эльбаш».

На праздник Наврез на ветках деревьев завязывали ленты и говорили:

«Наврез гельди корюнъиз,
Наврез ахы веринъиз, дженнет олунъыз еринъиз,
Эза Навруз мубарек,
Наврезден Навруз алдым,
Илле оджагъа вардым,
Эза Навруз мубарек».

Дети в Ускуте играли в такие игры: Пляки оюны, Чилика (в эту игру играли палками и много детей травмировало глаза).

Обряды и традиции в Ускуте

В ночь перед свадьбой невесте красили хной руки – обряд «Хна геджеси». Зажигали свечи, красили хной пальцы до свадьбы, на руке делали узор «Аслан нагъыш». Невеста плакала, когда прощалась с родителями и выходила из дома. После «Хна геджеси» пели беиты (частушки).

Было много традиций, связанных с тем трогательным моментом, когда жених забирал невесту из дома. Это сейчас невеста радуется, покидая родительский дом («ойнап гулеп чыхай»), а раньше невесты плакали («гелин агълап чыхай хапудан, ана-бабанен сагълыхлашый»), – говорит Веджие-абла.

Дочь сначала прощалась с отцом и говорила:

«Нечун узах, узах тутарсын озюню,
Мана разылых вермейсин».

Затем она шла к отцу, становилась на колени, целовала его ноги и говорила:

«Гель бабам опийим элинден»

Дочь просила у отца благословения. Отец завязывал ей на пояс «шал».

Прощаясь с матерью, невеста говорила:

«Ах меним аначыгъым,
Элерни тырнавуч яптын,
Сачларны сипирки япып, йигъып йигъыштырдын,
Топлап мана вердин, разы ол аначыгъым,
Диз чёкейим, бель букейим, сенден разылых алайим».

Невеста прощалась с каждым членом семьи (братьями, сёстрами и даже с умершими) и для каждого была своя частушка.

Когда приходил жених и забирал невесту, на прощание дочь говорила:

«Харшы хырлар чичекленди,
Айрылыхлар керчекленди,
Мен чыхсам эраныздан чыхарым,
Акълынъыздан чыхарманъыз,
Союм сопум, анам-бабам, агъам – кадям».

Сторона жениха дарила стороне невесты подарки, в «бохча» (узелок) могли класть кольца, а также «топрах парасы» и «сют парасы».

На свадьбе никто не видел лица невесты, кроме будущего мужа (нишанлысы). Во время торжеств мужчины и женщины сидели отдельно. На голову невесты надевали фес и пошу.

В Ускуте была такая детская считалочка:

«Айлянчых, айлянчых, айлянчых, олса да бир чохрахчых,
Бу туты, бу сойдырып пиширди, бу ашады».

Быт ускутцев

Ранее холодильников не было, но ускутцы умели подолгу хранить продукты. В частности, мясо сохраняли в желудке, предварительно мясо жарили, вместе с жиром заполняли желудок. Желудок до этого чистили, мыли и сушили на солнце.

Фрукты сушили так: на крышах домов натягивали веревки и к ним привязывали гроздья винограда — называлось это «килимастар».

Также сушили йивез – крымскую рябину. Из леса приносили чай, дикие яблоки («аджалма»), кизил («хызылчых»), мушмуллу.

Ускут считался самым большим селом Крыма, земли всем не хватало, говорили: «Коть хадар топрагъы вар эди».

Беседа с Веджие Кашка состоялась 18.12.2010 г. (при участии Эльнары Ганиевой и Асана Эмирсалиева).

Запись можно послушать здесь:

https://www.youtube.com/watch?v=l39o2uMTs_M

https://www.youtube.com/watch?v=gssMvvJXXLg

Источник (публикуется с сокращениями)