CRIMEAN TATARS

Пломбир тогда был вкусный, говорите?

Узбекистан, лето… Родственники празднуют «чагъыртув» – это своего рода мини-свадьба через неделю после настоящей, на которую приглашаются только самые близкие.

Родня жила в квартире в двухэтажном доме послевоенной постройки, а столы, как тогда было принято в городах, накрыли на улице – на свободной площадке между несколькими такими домами.

В углу этой площадки на постаменте почему-то стоял бюст Сталина. Один из столов оказался прямо перед ним. Кто-то из родни, разозлившись, накрыл изваяние полотенцем со словами: «Нечего пялиться»!

Через какое-то время на улицу выскочил увидевший эту картину из своего окна дед в военной форме и с медалями. Он размахивал тростью и грозился позвонить, «куда надо», если вождя не откроют.

«Ну, подавись!» – сказал родственник бюсту и снял с него полотенце.

На мероприятии был, как минимум, один крымскотатарский ветеран – мой дедушка (возможно, ещё кто-то, я не помню), медалей он не носил и любви к Сталину не разделял.

Мне тогда в силу возраста ещё не рассказывали про депортацию, но своим детским умом я поняла, что с этим человеком связано какое-то зло.

Пломбир тогда был вкусный, говорите?

Эльзара Абдураманова

Источник

(карикатура Сергея Ёлкина)